Депрессивные состояния

Тревожное или подавленное настроение встречается при всевозможных формах душевного заболевания. Здесь идет речь лишь о тех формах, при которых данные состояния наблюдаются продолжительное время.

а) Меланхолические состояния, принадлежащие маниакально-депрессивному психозу, образуют главную массу относящихся сюда наблюдений (случай 1—3). Они характеризуются прежде всего затруднением усвоения восприятий, мышления и волевых актов. Это затруднение дает себя знать чувством беспомощности больного даже в тех случаях, когда оно мало сказывается во внешних проявлениях (рассеянность, тугоподвижность мысли, нерешительность). Основу этих болезненных явлений составляет резко выраженное тревожное или подавленное настроение, внешнее выражение которого может исчезнуть, поскольку это относится к ступорозным состояниям, благодаря задержке воли. В более легких случаях душевное состояние производит впечатление естественного более или менее мотивированного расстройства настроения, тем более что оно и в самом деле нередко непосредственно связано с пережитым душевным потрясением; в этих случаях о болезненном характере явления свидетельствует лишь интенсивность и продолжительность подавленного состояния, равно как и недоступность доводам утешения. Также на первый взгляд может показаться, что изменение настроения вызвано бредовыми идеями и, главным образом, бредом греховности, далее ипохондрическими идеями, бредом обнищания и преследования. Однако, в большинстве случаев можно легко убедиться, что эти бредовые идеи являются не причиной, а скорее результатом депрессивного состояния. Правильное понимание состояния очень облегчается, если у больного уже раньше бывали состояния меланхолии или мании, окончившиеся полным выздоровлением, или если больные уже раньше проявляли душевные свойства, присущие маниакально-депрессивному предрасположению (продолжительное дурное настроение или возбужденность, сильная раздражительность, колебания настроения). В более легких случаях руководящим указанием при диагнозе служит поразительная перемена в выражении лица больного, когда его просят постараться сделать приветливое лицо. Вопрос осложняется благодаря существованию смешанных состояний (случай 8), при которых задержка мышления заменяется скачкой идей, а задержка волевых актов — волевым возбуждением. Независимо от анамнеза больного надо иметь в виду, что признаки, представляющие отклонение от картины меланхолии (скачка идей, волевое возбуждение), являются составными частями маниакального состояния.

Особую группу образуют легкие меланхолические основные состояния при маниакально-депрессивном психозе, которые могут заполнить почти всю жизнь больного. Их значение определяется тем, что часто при них наблюдаются приступы определенно выраженного ухудшения настроения, границы которых не всегда резко очерчены; нередко такие меланхолические состояния прерываются маниакальными.

Иногда, главным образом, в судебной практике, приходится наблюдать обоснованное изменение настроения, о причине которого однако умалчивается. Эти случаи на первый взгляд могут показаться меланхолией; но обыкновенно тут обращают на себя внимание настойчивые жалобы, скудные показания на вопросы о внутреннем состоянии и отсутствии настоящих меланхолических симптомов (задержка мысли и воли, бредовые идеи): как правило, в подобных случаях “психогенной депрессии” мы имеем дело со “слабовольными психопатами”.

Ь) Часто бывает очень трудно отличить от меланхолии то расстройство настроения, которым начинается раннее слабоумие (случай 10—14, 16). Здесь прежде всего характерна все более и более выявляющаяся поверхностность эмоциональных движений, которая может находиться в резком противоречии с удивительным содержанием бредовых идей. Особое влияние следует обратить на тупую сосредоточенность, безразличное отношение к окружающим, в особенности к посещениям близких и письмам, хотя нужно иметь в виду, что и при меланхолии сильная задержка воли может симулировать отсутствие эмоциональных переживаний. При dementia praecox, однако, можно убедиться, что волевые проявления затруднены не вследствие эмоциональной задержки, а вследствие негативизма. Доказательством этого служит недоступность больных, которые не дают себе труда отвечать на вопросы врача, описать свое состояние, равно как и отсутствие обычных выразительных движений (взгляд на собеседника, оборачивание головы на шум, пожимание протянутой руки, уклонение или защита при угрозе или при уколах иглой) и отказ при требованиях (протянуть руку, показать язык, встать, что-нибудь написать). Иногда больной приступает к выполнению требуемого движения, но внезапно прерывает его. Сюда же относится оцепенелая, связанная поза. Все эти нарушения особенно показательны в тех случаях, когда выполнение произвольных движений не обнаруживает никаких затруднений и производится быстро и легко. Еще яснее сказывается негативизм при молчании без всякой попытки говорить, при отказе от пищи без основания, при противодействии каждому воздействию с отсутствием страха. Меньшее значение имеет наличие восковой гибкости, если только она не стоит в полном противоречии с рассудительностью и свободой движений больного. Напротив, в высшей степени подозрительными являются манерничание, причудливые позы, странное подавание руки, гримасы, короткий, беспричинный смех, чмокание, ответы в форме вопросов, жеманное произношение. Также стереотипия в позе, жестах, движениях и других внешних проявлениях заставляют нас предположить раннее слабоумие, поскольку эта стереотипия не обусловлена однообразными длительными эмоциональными воздействиями (ломание рук, рыдание). В таком же духе должны быть объяснены неожиданные, бессмысленные, импульсивные действия, причиной которых не являются ни гнев, ни страх, ни какое-либо другое бредовое представление. Из содержания бредовых идей сколько-нибудь определенных заключений сделать нельзя; только бред воздействия на проявления воли больного ясно говорит за раннее слабоумие. Тоже самое относится к раннему проявлению многочисленных слуховых галлюцинаций, в особенности если больные об этом умалчивают и содержание галлюцинаций бессмысленно и не имеет связи с общим содержанием психики. Далее, весьма роковым признаком является едва заметное равномерное подергивание лицевых мускулов; также исчезновение игры зрачков и психических зрачковых рефлексов. Анамнез также может доставить отправные точки для суждения о болезни: часто едва заметное развитие болезни, уже с юности заметная, своеобразная психика, робкая, замкнутая, упрямая.

c) Значительно легче распознать депрессивные состояния у паралитиков (случай 25, 29, 30), прежде всего по соматическим признакам болезни (расстройство речи и письма, повышение или  исчезновение сухожильных рефлексов, неподвижность зрачков, припадки), а также по серологическим и цитологическим данным. Со стороны душевной жизни обращают на себя внимание слабость памяти, особенно неспособность ориентироваться во временной связи событий, отсутствие, способности к суждениям, бессмысленность по преимуществу ипохондрических или нигилистических бредовых идей, далее, поверхностность и внушаемость настроения; настроение может принять форму слепого неподдающегося воздействию страха; наконец, бросается в глаза слабость и податливость волевых проявлений. Начало болезни, сопровождающееся постепенным упадком работоспособности, раздражительностью, эмоциональной тупостью, бессмысленными поступками точно также может навести на правильный путь, равно как и быстрая смена состояний и появление причудливых идей величия.

d) Отчасти, сходную картину представляют собой депрессивные состояния артериосклеротиков. Здесь следует обратить внимание, кроме отсутствия характерных сереологических и патологических данных, на большей частью преклонный возраст, жесткость и извилистость доступных для ощупывания артерий, увеличение кровяного давления, на частое присутствие стойких очаговых мозговых явлений (апоплектические инсульты с последующей спастической гемиплегией, афазия, аграфия, гемианопсия). С психической стороны выступает на первый план забывчивость и повышенная утомляемость, повышенное слабодушие, чувство беспомощности, являющееся основой частых ипохондрических представлений, — наконец, потеря умственной возбудимости и работоспособности. Особенно характерным являются наступающие по всякому поводу вынужденный смех или плач. Иногда здесь поражает то обстоятельство, что отдельные психические способности хорошо сохраняются.

Старческое слабоумие также может иногда дебютировать сходными расстройствами настроения; возможно, что при этом играет роль столь частое совпадение с артериосклеротическими изменениями, особенно при старческом запустении мозговой коры (стр. 293). Далее, в возрасте обратного развития наблюдаются небольшие группы до сих пор недостаточно выясненных депрессивно окрашенных синдромов, из которых одни дебютируются эмоциональной тупостью и однообразными похожими на кататонию расстройствами воли, другие же протекают при бурных тревожных возбуждениях и причудливых бредовых идеях и быстро заканчиваются смертью.

е) В основе депрессивного настроения, сопутствующего травматическому неврозу (случай 39) лежит, главным образом, чувство неспособности к труду. Каждая попытка к работе влечет за собой ряд неприятных ощущений: головные боли головокружения, боли всякого рода, чувство слабости и стеснения, заставляющие больного прекратить работу; сюда присоединяются иногда сердцебиение, выступление пота, мышечные напряжения, дрожание, неуверенность в движениях; при этом имеют место всякого рода параличи, сведения и прочие расстройства движений. Частой клинической картиной является “спастический парез с тремором”. Все эти болезненные проявления усиливаются, если на них обращать внимание, иначе они могут оставаться малозаметными. Вследствие этого поведение больного часто производит такое впечатление, будто он преувеличивает.

Усвоение восприятий оказывается нередко сильно затрудненным, доходя иногда до состояния неосмысленности. Настроение раздражительное, малодушное и обнаруживает целый ряд монотонных ипохондрических жалоб. Но прежде всего у больных не хватает силы серьезным напряжением воли превозмочь своего отвращения к труду; всякое побуждение к этому ведет к ухудшению болезненных симптомов и к страстному уверению в своей неспособности.

Старческие душевные расстройства
Dementia praecox Schizophrenia
Парафрении
Генуинная эпилепсия
Психогенные заболевания
Маниакально-депрессивное помешательство
Паранойя
Истерия
Невроз навязчивых состояний
Импульсивное помешательство
Половые извращения
Врожденные болезненные состояния: нервность
Врожденные болезненные состояния: патологические личности (психопаты)
Врожденные болезненные состояния: задержка психического развития. (Олигофрении)
Состояния и болезни
Амнестический (Корсаковский) синдром
Припадки
Хорея
Сумеречные состояния
Делирантные состояния
Депрессивные состояния
Дипсомания, периодическое пьянство
Состояния возбуждения
Галлюцинаторные состояния (галлюцинозы)
Ипохондрия
Психология
Параноидные заболевания
Состояния слабоумия
Состояние ступора
Расстройства настроения
Состояния спутанности
Разговор мимо темы
Сопротивление
Отдельные симптомы при душевных заболеваниях и исследование душевнобольных
Опросный лист для исследования психического состояния
Испытание интеллекта по Binet-Simon
Важнейшие лекарства и лечебные мероприятия, имеющие значение в психиатрии


© 2008-2015 Все права защищены doktorstress.ru