Генуинная эпилепсия

Сборное понятие эпилепсии до сих пор охватывает еще ряд различного рода составных частей, общим признаком которых является наличность судорожных припадков. Так как, однако, похожие припадки наблюдаются при совершенно различных болезненных формах, они, очевидно, не могут служить признаком определенного болезненного процесса. Поэтому необходимо, исходя из других точек зрения, из общей массы эпилептических расстройств выделить группы по возможности одинакового состава. Эта работа до сих пор в самых общих чертах привела к отграничению “симптоматической” эпилепсии от “генуинной”. Первая охватывает те случаи, при которых эпилептические припадки представляют сопровождающие явления других известных заболеваний (опухоли мозга, повреждения мозга, энцефалит, гидроцефалия, туберозный склероз, артериосклероз, уремия, эклампсия, алкоголизм, отравление свинцом, инфекции, сифилис мозга, прогрессивный паралич, преждевременное слабоумие). Группа случаев, которая остается после выделения этих и быть может еще некоторых других форм, по-видимому, принадлежит особой болезни — генуинной эпилепсии (случ. 49—51), основой которой с известной степенью вероятности следует считать расстройства обмена, еще недостаточно выясненного характера. Среди признаков этой болезни эпилептический судорожный припадок играет, хотя важную, но не решающую роль; он может в некоторых случаях вовсе отсутствовать. Напротив, существенным является проистекающее из внутренних причин, более или менее регулярное, однообразное повторение целой группы расстройств, которые могут заменять одно другое (“эквиваленты”), затем, по-видимому, также стойкое своеобразное изменение духовной личности.

Несколько неясной в настоящее время является еще сущность “привычной эпилепсии” пьяниц, т. е. тех эпилептических расстройств, которые довольно часто развиваются в среднем или более пожилом возрасте у пьяниц и не устраняются при отнятии алкоголя, как это бывает при алкогольной эпилепсии в собственном смысле (см. I, 2, С, ь). По-видимому, здесь следует предположить, что влияние алкоголя благоприятствовало проявлению скрытого эпилептического предрасположения, однако некоторые соображения противоречат такому толкованию.

Наступлению судорожного припадка (случай 51) предшествуют предвестники часто непосредственно, реже за несколько часов (“аура”, термин взят оттого, что у больных бывает часто ощущение дуновения), головные боли, головокружение, дурнота, ощущение жара или холода, страх, определенные чувственные восприятия (видение искр, мерцание, огонь, дым, колокольный звон, запахи, оглушение, неприятные ощущения), давление в области желудка, приливы к голове, усиленная потливость, сердцебиение, расстройства аккомодации, ограниченные подергивания или параличи. Сам припадок начинается внезапной глубокой потерей сознания и падением куда попало (даже в огонь или в воду, на острые предметы), часто с пронзительным криком. Затем наступает короткое время (10—30 секунд) тонического напряжения всего тела, за которым следуют сильные толчкообразные, ритмические, однообразные движения сгибания и разгибания; при этом часто происходят повреждения, особенно языка, который попадает между судорожно сжимающимися зубами. Зрачки широки и неподвижны; больные нечувствительны к уколам булавкой; дыхание хрипящее, кровавая пена изо рта; упускание мочи, реже кала. Через 1—3 минуты подергивания прекращаются и сменяются глубоким расслаблением тела или разного рода бесцельными движениями и поступками; вслед за этим наступает пробуждение, или внезапно или после промежутка бессмысленности и неясного сознания, с ощущением разбитости и сильною потребностью спать, при чем воспоминание о прошедшем не сохраняется. Иногда в течение короткого времени можно еще констатировать дрожание, легкие явления паралича, клонус стопы, рефлекс Бабинского. Как эти последовательные расстройства, так и явления самого припадка могут быть сильнее выражены на одной стороне.

Частота припадков весьма различна. По большей части они наступают 1—2 раза в месяц, нередко небольшими сериями, несколько чаще ночью, особенно в первые и последние часы сна. Иногда (случай 51) дело доходит до опасного учащения припадков (“status epilepticus)”, в промежутках между которыми больные лежат в состоянии глубокой бессознательности с быстрым повышением температуры тела; значительная часть таких больных погибает при этом в течение немногих дней.

Помимо больших судорожных припадков (“grand mal”) бывают многочисленные не вполне развитые припадки (“petit mal”), которые могут появляться наряду с первыми или вместо них. Сюда принадлежат прежде всего более ограниченные судорожные и паралитические явления без потери сознания, дрожание, все расстройства, приведенные выше, как примеры ауры, затем помрачение сознания с намеком на судорожные явления или же вовсе без них, обмороки, внезапное оцепенение, приступы ругательства, приступы смеха, побеги, все это бессознательно и по большей части с последующей амнезией. Также при этом бывают приступы перерыва в ходе идей (absences), приступы головокружения, приступы сна. Среди расстройств, которые разыгрываются частью в связи с судорожными припадками (pro или post эпилептическое помешательство), частью в форме самостоятельных приступов исключительно в психической сфере (случ. 50) — стоят на первом месте “расстройства настроения”. Дело идет при этом о скоро преходящих приступах раздражительного, боязливого или печального, реже повышенного настроения, которые повторяются без внешнего повода регулярно несколько раз в месяц, иногда чаще, иногда реже; по большей части приступы бывают утром и продолжаются несколько часов, лишь в виде исключения более 1—2 дней. Больные бывают при этом часто очень опасными для себя и окружающих (попытки на самоубийство, нападения полового характера, причинение увечий, поджоги). Под влиянием алкоголя, к которому такие больные обнаруживают пристрастие, дело может доходить до глубокого помрачения сознания, ажитированных состояний опьянения и дипсоманических приступов с неумеренным пьянством в течение 4—6 дней без тяжелого опьянения с последующим полным раскаяния протрезвлением.

Далее, могут развиваться в виде приступов обманы чувств, бредовые представления, особенно же состояния сновидного помрачения сознания, которое известно под названием “сумеречного состояния сознания”. Быть может сюда принадлежат некоторые случаи снохождения, хотя большинство из них, конечно, истерического происхождения. Далее, отдельные случаи особого состояния после пробуждения с опасными нападениями на окружающих. Чаще всего бывают скоропреходящие состояния спутанности, во время которых больные совершают разного рода бессмысленные поступки в том числе также весьма опасные (разрушения, поджоги, эксгибиционизм). При более длительных сумеречных состояниях, продолжающихся несколько дней и даже недель, обыкновенно появляются устрашающие галлюцинации и делириозные бредовые представления, часто с религиозной окраской, которые при болезненной форме, называемой “делирий со страхом эпилептиков”, принимают крайне опасные формы и приводят больных к самым безрассудным насильственным поступкам. В других случаях со ступорозных понижением всех волевых проявлений дело идет, по-видимому, больше о состоянии тупого оглушения и дезориентировки. Наконец, бывают еще сумеречные состояния, при которых больные представляются сносно ориентированными, довольно сознательными, могут производить сложные действия, даже предпринимать далекие путешествия, а затем внезапно пробуждаются как бы после сна. Воспоминание о времени сумеречного состояния выпадает то совершенно, то лишь частично; это воспоминание сначала может быть сохраненным с тем, чтобы затем исчезнуть, а позднее опять появиться, все это в общем точно также, как бывает при здоровых воспоминаниях о сновидениях (требуется осторожность при судебной экспертизе, так как возможно подозрение относительно симуляции).

Распределение всех указанных эквивалентов в отдельных случаях болезни представляет весьма большие различия. Однако, как правило, можно бывает констатировать у одного и того же больного несколько друг друга сменяющих форм. Иногда наблюдается только большое накопление неполных припадков (неблагоприятный признак), иногда же лишь психические припадки без судорог.

При более длительном течении эпилепсии обыкновенно образуются известные своеобразные изменения в психической личности больных (случ. 49); прежде всего замедление усвоения восприятий и переработки внешних впечатлений, обстоятельность и тугоподвижность мыслительного процесса, а также сужение умственного кругозора и оскудение запаса представлений; память и способность запоминания делаются также менее точными. Очень часто наблюдается мелочная точность в деталях (рисунки, писания, ручные работы, в поведении — тщательное соблюдение форм вежливости) при неспособности к самостоятельной деятельности. Вследствие ограниченности “я” приобретает несоответственно большое место в сознании, развивается ипохондрически окрашенная внимательность к собственному здоровью, эгоистическое невнимание к чужим интересам и приторная нежность к родным. С другой стороны, беспомощность больных, поражаемых неожиданными приступами болезни, быть может является источником их внешней набожности. Их настроение бывает то угрюмое, безучастное, то повышенное, полное надежд; часто наблюдается сильная раздражительность, особенно при приступах расстройств настроения. Поведение, часто бывает ребяческое, льстивое, у других больных недружелюбное, сварливое; речь — тяжелая, неуклюжая. Многие больные обнаруживают большое непостоянство, нигде не остаются подолгу, беспокойно странствуют по свету; часто под влиянием повторно появляющихся расстройств настроения они не находят себе призвания, делаются нищими и бродягами. Другие ведут замкнутую, строго урегулированную жизнь, всецело наполненную мелкими интересами и постоянными заботами о собственной болезни.

Эпилепсия начинается обыкновенно до 30-летнего возраста, часто уже в детстве. При более позднем начале дело идет обыкновенно не о генуинной эпилепсии, а о травматических, сифилитических, артериосклеротических, алкогольных формах. Прогноз в общем следует считать неблагоприятным; обычно частота и тяжесть припадков постепенно возрастает и вместе с тем все яснее развивается эпилептическое изменение психики. Многие больные делаются в конце концов слабоумными и тупыми. С другой стороны, однако, немало случаев заканчивают улучшением или выздоровлением, хотя впрочем принадлежность форм с таким течением к генуинной эпилепсии в настоящее время не может быть точно установлена.

Основы и сущность болезни в настоящее время еще темны. Некоторые данные, по-видимому, указывают на то, что ближайшей причиной припадков следует считать ядовитые продукты обмена веществ, которые образуются патологическим путем или же недостаточно разрушаются, накопляются в организме и во время припадка обезвреживаются или же выделяются; однако пока наши знания этих отношений совершенно недостаточны. Алкоголизм родителей несомненно играет выдающуюся роль в предрасположении к эпилепсии.

При лечении эпилепсии испытанным средством являются прежде всего бромистые соли (бромистый натрий или смесь Эрленмейера из бромистых натрия, калия и аммония), которые применяются в течение долгого времени по 4,0—6,0 ежедневно. Особенно целесообразным препаратом является, по-видимому, sedobrol. При появлении явлений отравления (acne, расстройства пищеварения, бронхит, оглушенность) следует медленно, не сразу, уменьшать дозу (опасность учащения припадков). Действие брома существенно поддерживается возможно сильным уменьшением употребления поваренной соли (хлеб, сухари, суп — солить только седобролем, избегать соленых и копченых кушаний, сельдей, сыров, впрочем лишение соли можно переносить долгое время лишь в ограниченной степени. Далее рекомендуется предпочтительно растительная пища, так как экстрактивные вещества мяса, по-видимому, благоприятствуют припадкам. Совершенно необходимо также полное воздержание от алкоголя. Пищеварение должно быть тщательно урегулировано. Наконец, следует по возможности предохранять больных от опасностей, которые им грозят при неожиданных припадках (надзор, избегание опасных случайностей).

При эпилептическом статусе применяют клизмы из ами-ленгидрата (5,0—6,0, можно несколько раз) или очень большие дозы брома (до 30,0). Далее сердечные средства, вливание солевого раствора с кровопусканием, в случае надобности вдыхание кислорода, ванны с прохладными обливаниями.

Из других многочисленных способов лечения эпилепсии следует здесь еще упомянуть вкратце о комбинированном лечении бромом и опиумом, которое иногда оказывает благоприятное действие в застарелых случаях, но является не безопасным, а также о часто применяемом в последнее время впрыскивании кроталина (яд гремучей змеи). От многочисленных хирургических способов лечения, которые рекомендовались, при генуинной эпилепсии нельзя ожидать успеха.

Старческие душевные расстройства
Dementia praecox Schizophrenia
Парафрении
Генуинная эпилепсия
Психогенные заболевания
Маниакально-депрессивное помешательство
Паранойя
Истерия
Невроз навязчивых состояний
Импульсивное помешательство
Половые извращения
Врожденные болезненные состояния: нервность
Врожденные болезненные состояния: патологические личности (психопаты)
Врожденные болезненные состояния: задержка психического развития. (Олигофрении)
Состояния и болезни
Амнестический (Корсаковский) синдром
Припадки
Хорея
Сумеречные состояния
Делирантные состояния
Депрессивные состояния
Дипсомания, периодическое пьянство
Состояния возбуждения
Галлюцинаторные состояния (галлюцинозы)
Ипохондрия
Психология
Параноидные заболевания
Состояния слабоумия
Состояние ступора
Расстройства настроения
Состояния спутанности
Разговор мимо темы
Сопротивление
Отдельные симптомы при душевных заболеваниях и исследование душевнобольных
Опросный лист для исследования психического состояния
Испытание интеллекта по Binet-Simon
Важнейшие лекарства и лечебные мероприятия, имеющие значение в психиатрии


© 2008-2015 Все права защищены doktorstress.ru